А судьи кто? Две стороны тверского суда *



Когда же люди в судейских мантиях будут выполнять свою работу без оглядки на «мнение сверху» и интересы одной из сторон? На этот и другие риторические вопросы попытался ответить наш корреспондент, разбираясь в правовых коллизиях и странной реакции судей Арбитражного суда Тверской области на законные требования одной из сторон по резонансному делу А66-89/2018. Прикрываясь именем одного из самых известных адвокатов нашей страны Генриха Падвы, партнеры и ученики этого адвоката развернули в Тверской области сомнительную деятельность.  

20го февраля свой 90-летний юбилей отметил, по истине, патриарх отечественной адвокатуры Г. Падва. Свою деятельность он, как сам признается, начал в год смерти Сталина. За это время он получил признание не только в нашей стране, но и за рубежом. Вот что указано на сайте адвокатского бюро «Падва и партнеры»: «Заслуженный юрист России, Кавалер Почетного Знака «Общественное Признание», награжден Золотой медалью им. Ф. Плевако. Его имя неоднократно включалось в российские рейтинги лучших адвокатов, а также в международное издание «Who’s Who of Professionals». По итогам голосования в поисковой системе интернета «Rambler» за 2001 год признан Человеком года в номинации «Закон». 

Свой долгий, но блестящий адвокатский путь Г. Падва начинал в Тверской, тогда Калиниской, области. В 1971 г. он вернулся в Москву, но как знают многие тверичи, совсем связей с Тверской землей Генрих Павлович не потерял. С 90х  годов в Твери под разными названиями работали и продолжают работать юридические бюро, среди учредителей которых остается Г. Падва. Например, юридическое бюро «Падва и Эпштейн». Примечательна история знакомства Генрих Павловича со своим будущим партнером. Как писала газета «Коммерсантъ» в № 14 от 21.10.1992 г., бизнесмен Семен Михайлович (Семионом он стал позднее) Эпштейн был обвинен в том, что в день «павловского» обмена 50- и 100-рублевых купюр он продал партию сигарет Winston за 800 тыс. руб., оформил сделку предыдущим днем и оприходовал «старые» деньги как дореформенные. За это он был арестован и два месяца просидел в «Матросской тишине». Именно там, один из сокамерников С. Эпштейна посоветовал ему обратиться к Падве, заявив, что Падва «входит в золотую пятерку адвокатов». Эпштейн последовал мудрому совету и был приятно удивлен, что «золотой» адвокат сразу согласился взяться за это дело. 

В дальнейшем Г. Падва и С. Эпштейн стали партнерами; вот уж где действительно не просто две стороны, а знаменитые «борьба и единство противоположностей». Создали в г. Твери ЗАО «Падва и Эпштейн», сам С. Эпштейн тоже не был для Тверской земли посторонним человеком: например, как указывало 15.10.2019 г. ИА REGNUM (https://regnum.ru/news/economy/2748354.html) в 2005 году Семион Эпштейн был советником губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина. 

И надо отдать должное известному адвокату и его более молодому партнеру: основная масса ныне работающих в его компании – это выходцы из Тверской области, молодые ребята и девушки, в том числе выпускники Тверского университета.

Как когда-то и сам мэтр, сегодня юристы бюро «Падва и Эпштейн» ведут резонансные и непростые дела. Взять хотя бы банкротство застройщика тверского торгово-гостиничного комплекса «Интерьер-Холл». Строительство началось в 2012 г., через несколько лет должно было появиться здание площадью почти 30 тыс. кв. м. Предполагалось, что это станет неким тверским ответом московским «Громаде» и «Трем китам». Шли активные продажи строящихся площадей, более 50 предпринимателей, не только тверских, но и московских купили торговые площади на этапе строительства. Но, как говорится, что-то пошло не так. Здание было построено на 80%, а в начале 2018 г. в Арбитражный суд Тверской области было подано заявление о банкротстве застройщика (дело А66-89/2018). В августе 2019 г. он был таковым признан, и началось конкурсное производство. 

И вот, начиная со стадии конкурсного производства, когда должно распродаваться имущество банкрота для оплаты его долгов, в деле и появились специалисты юридического бюро «Падва и Эпштейн». И не просто появились, а лихо ворвались целым эскадроном! Нехитрый поиск в сети Интернет, на сайтах новостных и юридических изданий, а также самого бюро «Падва и Эпштейн» и «Картотеки арбитражных дел» показал, что не менее 10 штатных сотрудников бюро во главе с самим генеральным директором П.Ю. Герасимовым принимают участие в деле А66-89/2018. Подумать только, 10 юристов компании одного из известнейших адвокатов России и их генеральный директор по несколько раз в неделю ходят в судебные заседания, готовят разные письменные отзывы и прочие возражения в банкротном деле, которое рассматривается в провинциальном суде!    

Такой расклад вызывает один знакомый многим вопрос: «Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно? Значит - кто-то хочет, чтобы они были?»  

Чтобы на него ответить, необходимо пояснить суть нескольких юридических понятий. Конкурсное производство – процедура, одной из целей которой является удовлетворение требований кредиторов от продажи активов должника. Иными словами, продать все, что есть у должника, а вырученные деньги раздать в качестве возврата долгов. Всей этой процедурой должен руководить конкурсный управляющий. В период до начала непосредственной продажи имущества конкурсный управляющий, в основном, занят в судебных разбирательствах. Кандидатура конкурсного управляющего утверждается судом. В соответствии с законом конкурсным управляющим не может являться лицо, заинтересованное по отношению к кредиторам, должнику. То есть, конкурсным управляющим может быть только независимое лицо, которое вообще никак не связано ни с каким-либо кредитором, ни с банкротом. Многие, наверное, слышали разные истории, как при банкротстве той или иной компании, кто-то из заинтересованных сторон получал все, а кто-то – ничего. Очевидно, что в этих случаях не обошлось без нечистых на руку конкурсных управляющих, которые действовали по чьему-то заказу.

Вот и в деле А66-89/2018 о банкротстве застройщика «Интерьер-Холла», по всей видимости, участвует такой управляющий. Из той же «Картотеки арбитражных дел», где публикуются судебные акты по всем арбитражным делам, которые когда-либо велись или ведутся в нашей стране, можно узнать, что конкурсным управляющим назначен некий С.М. Малахов. На первый взгляд, все у него хорошо, формальным требованиям, предъявляемым к управляющим, он соответствует. Но это только на первый взгляд, «Картотеки арбитражных дел» свидетельствует о другом.

Начнем с того, что из нескольких сотен уже проведенных судебных заседаний С.М. Малахов был на двух-трех, в остальных заседаниях от его имени участвовали… Правильно, юристы бюро «Падва и Эпштейн». Те судебные акты, которые мы изучили, свидетельствуют, что начиная с августа 2019 г. интересы С.М. Малахова представляли 5 или 6 человек! А по закону о банкротстве месячное жалование конкурсного управляющего установлено в сумме 30 тыс рублей. Именно из этих денег он и должен оплачивать работу своих представителей. Интересно, как можно на 30 тыс. рублей содержать нескольких юристов известной юридической компании «Падва и Эпштейн»? Когда в той же Твери за составление одного заявления юристы берут не менее 5 тыс. рублей.

Самое интересное, что эти же и другие работники юридического бюро «Падва и Эпштейн», в том числе и генеральный директор П.Ю. Герасимов, представляют интересы одного из учредителей фирмы-застройщика и семи кредиторов. Думается, что здесь даже не нужно сомневаться, что юристы названного бюро, участвуя в данном деле, будут выполнять поручения именно своего директора, а не  своих доверителей?    

После всего этого возможен только один вывод, что «рулит» всей процедурой банкротства застройщика «Интерьер-Холла» не независимый конкурсный управляющий, который должен действовать в интересах всех кредиторов, а не только избранных. При таких обстоятельствах всю стратегию, очевидно, определяет как раз генеральный директор бюро «Падва и Эпштейн» П.Ю. Герасимов, который в рассматриваемом деле является представителем одного из кредиторов, а его непосредственные подчиненные – представителями конкурсного управляющего, одного из учредителей банкрота и семи кредиторов. 

Напрашивается вопрос: «А для чего им это нужно?» Нам представляется, что здесь все на поверхности: чтобы кто-то, так называемые независимые кредиторы, получил все и даже больше, а кто-то ничего. Ведь если в банкротстве твой управляющий, то через него можно проводить какие угодно решения: определять цену продажи имущества, дату и место проведения торгов, их порядок и т.д. Следовательно, делается это все для того, чтобы создать видимость законных торгов, в результате которых почти достроенный комплекс можно продать за бесценок подставным лицам. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. Вот и по Твери в последнее время поползли слухи, что здание «Интерьер-Холла» площадью 30 тыс. кв. м с готовностью 80% в ближайшее время за 100 млн. рублей выкупят некие непростые тверские бизнесмены, которые связаны не то с таможней и шубами, не то с какой-то транспортировкой и ломбардами. А что такое 100 млн. рублей за такое здание! В ценах на недвижимость у нас в стране в последнее время многие стали ориентироваться и прекрасно понимают, что реальная цена продажи должна быть, минимум раз в 7-8 выше.

Некоторые после прочтения этого материала скажут: «Бред какой! Это совпадения. Мало ли кто чьи интересы в судах представляет».

Наверное, мы бы также думали, если бы не одно, а точнее три «но».

Дело о банкротстве застройщика «Интерьер-Холла» в Арбитражном суде Тверской области ведет судья Ю.А. Медникова. С июня 2019 г. эта же судья ведет и дело о банкротстве тверской страховой компании «Скиф-Тверь». Это дело было возбуждено еще в 2012 г. по заявлению… Ю.А. Герсимова, отца директора бюро «Падва и Эпштейн» П.Ю. Герасимова. Сам же П.Ю. Герасимов также является кредитором, в заседаниях представлял себя и своего отца. Примечательно, что конкурсный управляющий в этом деле тот же С.М. Малахов, кандидатуру которого предлагали именно Герасимовы. Сам С.М. Малахов в заседаниях также не появлялся, от его имени выступали юристы бюро «Падва и Эпштейн», которые также представляли интересы еще двух или трех кредиторов. 

То есть, дело о банкротстве застройщика «Интерьер-Холла» не является для П.Ю. Герасимова особенным. В нем он действует, как говорится, «по уже отработанной схеме»: свой конкурсный управляющий, свои представители от нескольких дружественных кредиторов и от связанных с банкротом лиц.  

Второе «но». Как отмечено выше, эти два дела ведет одна и та же судья Медниикова, причем дело о банкротстве страховой компании «Скиф-Тверь» она стала рассматривать только с апреля 2019 г. В деле «Интерьер-Холла» С.М. Малахов, П.Ю. Герасимов и остальные лица появились с августа-сентября 2019 г. То есть, начиная с сентября 2019 г. судья Ю.А. Медникова не могла не знать, что С.М. Малахов, П.Ю. Герасимов и представители семи кредиторов, включая одного из учредителей застройщика-банкрота, являются одной группой лиц. О какой здесь незаинтересованности конкурсного управляющего по отношению к кредиторам, должнику можно говорить? 

При таких обстоятельствах закон дал право судье по собственной инициативе отстранить конкурсного управляющего и в одном, и в другом деле. Однако, до февраля 2021 г. никаких действий по отстранению С.М. Малахова не осуществлялось. По всей видимости, понимая, что суд не по неизвестным причинам не будет использовать свое право, один из кредиторов в феврале с.г. на одном из заседаний заявил судье отвод. Доводами для отвода по мнению кредитора явилось как раз то обстоятельство, что суд не до сих пор не отстранил конкурсного управляющего, как несоответствующего предъявляемым законом требованиям; следовательно судья, по мнению кредитора, было лично заинтересована, чтобы С.М. Малахов продолжал исполнять свои обязанности. В качестве доказательств были подложены 250 листах судебных актов и распечаток с сайтов, где подтверждалось, что процедуру вел не С.М. Малахов, а П.Ю. Герасимов и его подчиненные. 

Отвод и отвод, что здесь такого! Сколько их ежедневно заявляется судьям, даже Верховного суда РФ. Так, только в деле «Интерьер-Холла» судье Ю.А. Медниковой в разное время было заявлено целых ШЕСТЬ отводов! Законом определена процедура разрешения заявленного отвода: если судья единолично рассматривает дело, то этот же судья сам и разрешает вопрос с отводом. Все логично, к тому же всем известно, что судья лицо независимое, и никто не может вмешиваться в действия судьи. Однако, судья Ю.А. Медникова, объявив перерыв в заседании, для разрешения вопроса об отводе, через несколько минут, держа в руках заявление об отводе и прилагаемые к нему доказательства на 250 листах, направилась в кабинет председателя суда Е.В. Романовой. В кабинете она пробыла минуты 2-3 и вернулась к себе. После чего объявила решение об отказе в удовлетворении заявления об отводе. Данный факт подтверждается свидетелями, участниками дела, которые находились в коридоре, и сотрудниками ФССП, мимо которых проходила судья Ю.А. Медникова, а также записями с  видеокамер в помещениях суда, да и сама судья Медникова в заседании подтвердила, что ходила в кабинет к Романовой. 

Очевидно, что по своей инициативе судья Ю.А. Медникова не могла пойти к председателю суда с материалами своего отвода, тем более, в то время, когда она сама должна выполнять свои процессуальные обязанности. Значит, ее вызвала к себя Е.В. Романова. А раз так, то логично предположить, что именно председатель Е.В. Романова фактически и разрешила заявление об отводе судье Ю.А. Медниковой. Такой расклад уже свидетельствует о том, что председатель суда Е.В. Романова не только держит на контроле дело о банкротстве застройщика «Интерьер-Холла», но и указывает какие именно решения принимать.

Третье «но». Дело о банкротстве компании «Скиф-Тверь» судья ЮА. Медникова стала вести в результате замены судьи. В подобных случаях замена происходит на основании определения, которое выносится председателем судебного состава (председателем судебной коллегии, председателем арбитражного суда) без проведения судебного заседания. Мы не смогли найти в «Картотеке арбитражных дел» такого определения. А раз так, то есть все основания полагать, что такого определения просто-напросто не было, а было некое решение председателя Арбитражного суда Тверской области Е.В. Романовой передать дело судье Ю.А. Медниковой. 

Вот и получается, что сегодня, на наш взгляд, в Арбитражном суде Тверской области сложилась следующая интересная ситуация. Одним и тем же судьей рассматривается два банкротных дела, в которых действует одна и та же группа лиц во главе с генеральным директором Юридического бюро «Падва и Эпштейн» П.Ю. Герасимовым. Эта группа лиц, пользуясь авторитетом Г.П. Падвы, как одного из учредителей бюро, создает видимость наличия законных оснований для свои злоупотреблений. Судья же, рассматривающая эти дела, не может не знать о наличии такой группы лиц и о злоупотреблениях с их стороны. В то же время, когда независимые кредиторы заявляют отводы этой судье в связи с ее заинтересованностью, фактически решения вопроса об отводе принимает не сама судья, как того требует Арбитражный процессуальный кодекс, а лично председатель Арбитражного суда Тверской области.

Выходит, что и Тверской суд и Юридическое бюро «Падва и Эпштейн» действительно имеет две стороны. Одна – это по-настоящему, выдающийся адвокат Г. Падва, вторая – описанные выше действия молодой поросли его сотрудников и партнеров-юристов и части судейского корпуса. Жаль только, что эти люди не перенимают уникальный опыт Генриха Павловича, а только использует его имя и авторитет в своих далеко не благих целях. Вот тут-то и вспоминаются знаменитые слова Лиса из повести Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили». А жизнь, в свою очередь, не дает сомневаться, что ответить кому-то придется. 

Есть расхожее сегодня выражение «оборотни в погонах». А есть ли такое явление как «оборотни в судейских мантиях»? Возможно, пора  заняться и чисткой судейского корпуса? Чтобы даже в теории люди не выходили на улицы с требованием "честного суда". Фантастика? Увы, пока    такой произвол творится в судебной системе, как приведенный выше пример, наш самый гуманный суд будет независим лишь формально. А может вообще кто-то другой управляет тверскими судьями? Кто бы это мог быть? Вот в чем вопрос... По закону судьи выносят решения от имени Российской Федерации, но реально ли это так, не вмешивается ли тут личный фактор? Ну разве в интересах России, что конкурсный управляющий действовал в интересах только узкой группы кредиторов... и в интересах молодых юристов, защищающих фактических рейдеров, которые используют наши законы "во все места". Такие судьи и юристы способны разрушить не только веру в суды и правосудие, но и веру в наше государство.