Очереди за свободой: пришла толпа, выстроился - народ. Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси

Очереди за свободой: пришла толпа, выстроился - народ. Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси


Класковский считает, что белорусы просыпаются, Романчук говорит о гражданском каминг-ауте, а Усов прогнозирует период «бархатного террора».

Очереди за свободой: пришла толпа, выстроился — народ. Эксперты – о масштабе подписных протестов в Беларуси
Минск, май 2020. Фото Игоря Мелешко / gazetaby.com
Длина очередей из желающих подписаться за выдвижение альтернативных кандидатов впечатлила всех. Насколько это было неожиданным для нынешнего руководства? Как оно будет действовать, с учетом того, что Лукашенко уже назвал происходящее «майданом»? Спросили об этом у экспертов, пишет Брестская газета.

Протест против несменяемости власти

И власти, и спецслужбы предполагали, что будут попытки активизировать народ через улицу, считает политический обозреватель Александр Класковский. Об этом вчера сказал глава КГБ Валерий Вакульчик после встречи с Лукашенко. Николай Статкевич заранее анонсировал свою тактику – зарегистрировать кандидатов протеста и использовать период сбора подписей для развития уличной активности, для политизации населения.
Очередь в Гродно, фото с сайта moyby.com
«Но я думаю, что такого масштаба власти не ожидали, – замечает Класковский. – Сбор подписей – вроде бы рутинное мероприятие, предусмотренное законом, – превратился в своего рода референдум о вотуме недоверия нынешнему главе государства. Люди, которые стоят в очередях, подчеркивают – это звучит в интервью независимым СМИ, в стримах, – что нужно менять власть. «Кто угодно, только не он» – примерно такой принцип. Масштаб протеста против несменяемости власти и степень недовольства правлением одного человека на протяжении такого длительного времени – это, я думаю, стало неприятным откровением для властей. Мы ничего не знаем о рейтинге действующего президента, но я думаю, не случайно в стране заглушены социологические исследования на политические темы. Наверное, данные закрытых опросов показывают, что рейтинг президента находится на очень низком уровне».
Политолог Павел Усов считает, что массовое выражение недовольства стало полной неожиданностью и для самого общества. И нынешнее проявление политической активности населения повлияет на дальнейшие процессы в Беларуси.

Так было в Лиде. Фото: Василий Молчанов / Belsat.eu

Об этом сообщает Репортер

«Люди начали осознавать, что без их прямого участия в стране ничего не поменяется. Власти рассчитывали на пассивные, бессодержательные выборы, с несколькими фейковыми кандидатами. Теперь уже ясно, что победа Лукашенко не будет элегантной. Методы изоляции активистов и лидеров уже не работают, простых людей воодушевляет сам процесс».

«Говорят не только о низких зарплатах»

Экономист Ярослав Романчук написал в Facebook в воскресенье, что «перед нами массовый гражданский каминг-аут беларусов, доселе невиданный и неслыханный». Белорусы стоят в очередях «не за дешевой колбасой и бухлом на избирательных участках, у урн с прахом их гражданских прав. В очередях поддержать право политического выбора. Поставить подпись за надежду. Высказать своё человеческое «фе» против государственной машины лжи, провокации, насилия и унижения», – пишет Романчук.
Класковский отмечает ряд черт, которые отличают эти протесты от предыдущих.
«Ситуацию разогревают новые, свежие фигуры, в первую очередь, блогер Тихановский. Традиционная оппозиция оказалась в тени. Можно сказать, что и в 2017 году был во многом стихийный протест – я имею в виду «тунеядские» акции. Но толчок был чисто экономический. А здесь мы видим политизацию населения: говорят не только о своих тяготах, о низких зарплатах, нищенских пенсиях, отсутствии работы и т. д., но лейтмотивом звучит мысль о том, что нужно менять власть, что это ненормальная ситуация, когда человек столько лет правит страной и всех держит в страхе. Этот момент политизации масс – отличительная черта нынешней, как её назвали, «подписной революции». Может быть, слишком громкий эпитет, но это, конечно, новое явление. И очень тревожное для высшего руководства, потому что белорусы просыпаются».

«Власть для него – это все»

Лукашенко какое-то время старался демонстрировать безразличие к ходу кампании, подчеркивал свою уверенность в победе, замечает Класковский. Однако потом, видимо, «нервы не выдержали». Руководство страны больше всего напрягает улица. Что касается избирательной системы, то здесь «все схвачено». А улица – это стихия, всегда непредсказуемая, считает обозреватель.
«Лукашенко на встрече с председателем КГБ говорил открытым текстом, что никаких майданов мы в Беларуси не допустим. Сделана ставка на силовой сценарий, на нейтрализацию, в первую очередь, лидеров, заводил протеста в расчете, что без них эти массовые акции постепенно затухнут. Конечно, наверху хотели бы провести эти выборы более-менее прилично, хотя бы для Запада, но ситуация может выйти из-под контроля, а масштабы протестов – разрастись. Лукашенко выбирает жесткий сценарий, несмотря на пиаровские издержки. Власть для него – это все, он себя без неё не мыслит».
Класковский обращает внимание на то, что само появление конкурентов раздражает и злит действующего лидера, и он дал понять, что готов отстаивать своё руководство даже с оружием в руках.
«Полагаю, нас ждёт период бархатного террора», – говорит Павел Усов. Под этим он понимает такой сценарий: страну постараются вернуть в доинформационную эпоху, а для этого нужна полная зачистка информационного пространства от альтернативных СМИ, блогеров, телеграммеров и других медиа-активистов; будет окончательно «решен» оппозиционный вопрос, вплоть до закрытия партий, с целью ликвидации самой идеи альтернативы; произойдет заморозка национальной культурной жизни, которая также генерирует и развивает идею альтернативы, начнётся усиленная ресоветизация; государство расширит контроль в экономике и репрессии в отношении малого и среднего бизнеса; произойдет масштабная политизация школы и вузов.

«Коронавирус усугубил кризис недоверия»

«Ситуация может быть действительно жесткая, с масштабным нарушением прав человека, политическими репрессиями, арестами, «закручиванием гаек», – считает Романчук. – Давление в сосуде растёт, причём не потому, что есть титульная оппозиция, отдельные провокаторы, политические лидеры, а просто общественное мнение, настроение людей скатываются в жесткое недоверие власти, в недовольство тем, как власти справляются с кризисами. Причём кризисов становится все больше. В этом году кризис в виде коронавируса усугубил, ускорил процессы кризиса недоверия, кризиса экономической и социальной политики».
Единственной правильной моделью поведения экономист считает диалог в рамках закона. Он обращает внимание, что и гражданское общество, и бизнес-сообщество, и политическая оппозиция на протяжении последних 10 лет были открыты к диалогу. Однако пока намерений взять другой курс, кроме силового, у власти не наблюдается.


Источник: “https://belaruspartisan.by/politic/502268/”