Алексей Соловьев — антигерой медицинского скандала



Политическая репутация — вещь хрупкая. Не успел утихнуть скандал с закупленными Офисом президента «мутными» тестами на коронавирус, как прогремел новый, более мощный и тоже связан с медицинской сферой.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  kompromat1.io

Почему заместитель секретаря СНБО во время пика пандемии отменяет сертификаты европейских и американских производителей, подыгрывая стране-агрессору? И как выходцы из эпохи Януковича мародерством и спекуляцией на здоровье украинский могут подорвать доверие к новой власти и обвалить ее рейтинг? Читайте в новом аналитическом материале «СтопКору».

25 мая портал Delo.ua обнародовал материалы резонансного медиарозслидування «В период пандемии чиновник СНБО Соловьев планирует заблокировать импорт медизделий? Под угрозой репутация Украины и поставки медизделий на миллиарды гривен », где журналисты разоблачили масштабную коррупционную схему с участием заместителя секретаря СНБО Алексея Соловьева.

Скандального чиновника обвинили в попытке на фоне вспышки COVID-19 заблокировать сертификаты на медицинские изделия, выданы не через подконтрольные ему сертификационные компании ООО «УкрМедСерт» и ООО «Украинский Центр Медицинского Прогнозирование и Сертификации» (ООО «УЦМСП»).

Напомним, Президент Зеленский назначил господина Соловьева заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины 25 февраля 2020 года. Перед этим, в январе, господин Алексей вошел в экспертный совет, созданной при парламентском комитете по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования.

Алексей Соловьев Фото: СНБО

Алексей Соловьев известен в медицинской сфере как бывший глава Государственной службы по лекарственным средствам при каденции Виктора Януковича, с этой должности он был освобожден 30 апреля 2014. До освобождения Соловьев неоднократно выступал главным героем коррупционных скандалов, в том числе фильма-расследования 5 канала «Почему дорожают лекарства в Украине», расследование ICTV «Более правда. Взятки, коррупция и наркотические препараты: кто зарабатывает на здоровье украинский» и многих других.

После этого, как следует из электронной декларации Соловьева, поданного им перед назначением в СНБО, он работал в коммерческом вузе ОАО «Высшее учебное заведение« Межрегиональная академия управления персоналом », а также занимался частным бизнесом.

Вскоре после «второго пришествия» Соловьева к государственной власти его карманная Ассоциация, состоящий из двух сертификационных фирм и подконтрольного ГП «Политехмед», начала активно продвигать в Минздраве, Минэкономразвития и Национальном Агентстве по Аккредитации Украины (НААУ) требование об отмене процедуры признания в Украине европейских сертификатов, выданных «без выезда на производство».

Реализация этой схемы приведет к аннулированию таких сертификатов и заблокирует возможность поставки в Украину более половины импортируемых медицинских изделий. Речь идет прежде всего о качественные и современные медицинские товары, которые уже были одобрены в Европейском союзе. Учитывая это очевидным становится тот факт, что господин Соловьев использует должность для лоббирования личных бизнес-интересов, пренебрегая национальной безопасности в условиях кризисной эпидемиологической ситуации.

Сразу после обнародования этих вопиющих фактов вмешательства высокопоставленного СНБО в процесс сертификации медицинских изделий и начала развертывания масштабного скандала в медицинской среде, выведены на чистую воду коррупционеры начали массированную защитную медиакампания.

В частности, Алексей Соловьев предоставил журналистам Delo.ua собственный комментарий для публикации, где заявил, что в результате жестких карантинных мероприятий европейские нотифицированными органы аннулируют или приостанавливают действие сертификатов соответствия медицинских изделий, а отсутствие механизма предоставления ими информации о прекращении действия сертификатов может привести к импорту в Украину продукции с негарантированным качеством.

«Из-за ситуации, которая сложилась, Аппарат СНБО проанализировал состояние дел в вопросах признания результатов оценки соответствия медицинских товаров, произведенных за пределами Украины. Из-за использования оборудования и медицинских изделий, сертификаты которых отменены европейскими органами, возникла реальная угроза жизни и здоровью наших граждан », — утверждает чиновник.

Зато его комментарий является своеобразным каминг-аутом, что выдает чиновника и его приспешников с головой, ведь ярко свидетельствует о том, что заместитель Совета нацбезопасности вместо выполнения своих прямых обязанностей по обеспечению противоэпидемических мероприятий, карантина и изоляции больных почему лично погрузился в вопросы сертификации и использует ресурсы СНБО не по назначению.

Одновременно в поддержку своего шефа выступил Иван Бавыкин — глава упомянутой выше Ассоциации, подчиненный во времена Гослекслужбы и близкий друг господина Соловьева. Фамилия самого Бавикина фигурирует в ряде коррупционных скандалов в медицинской сфере — в частности, будучи директором госпредприятия «Укртрансфармация», он придавал фейковых арендаторам помещения по заниженной цене.

Иван Бавыкин Фото: Facebook

В обнародованном в 3:36 ночи 28 мая в еженедельнике «Аптека» открытом письме, Бавыкин аналогичными Соловьеву выражениями описывает страшные риски от импорта медицинских изделий, одобренных в Европе и затем сертифицированных в Украине «без выезда на производство», и предлагает безотлагательно обратиться по этому поводу к Президенту Украины.

Впрочем, после острой реакции представителей профессионального медицинского среды на эту откровенную ложь письмо с сайта «Аптеки» удалили уже к середине рабочего дня в тот же день.

Иван Бавыкин в своем открытом письме повторил тезисы Соловьева, однако позже удалил его Фото: скрин

Попробуем разобраться, где же нам врут, и в причинах такой неискренности заместителя секретаря СНБО и его компаньона из Ассоциации.

Во-первых, оба служащие уверяют в отсутствии «механизма, который бы обязывал европейские органы предоставлять информацию о прекращении действия выданных ими сертификатов».

Однако специалисты утверждают, что обязательный для применения органами по сертификации стандарт предусматривает подписание с производителем так называемой сертификационной соглашения. Такое соглашение обязывает производителя сообщать орган об изменениях, а в случае приостановления, отмены или окончания срока действия сертификации — принять необходимые меры (например, вернуть сертификационные документы).

Другой обязательный для выполнения стандарт, о котором Соловьев с Бавыкин не могут не знать, требует проведения надзорных процедур каждые 12 месяцев. При ежегодной процедуре признания выезд не проводится, поскольку украинский орган связывается с европейским и спрашивает свежие протоколы и отчеты высококвалифицированных международных специалистов.

Во-вторых, Соловьев утверждает, что «через аннулирования этих сертификатов ни производители, ни органы, осуществляющие сертификацию, не несут ответственности за качество и безопасность изделий медицинского назначения, которые поставляются в Украину».

Однако все схемы сертификации определяют, что именно производитель медицинских изделий обеспечивает соответствие продукции, то есть несет ответственность. При этом, зарубежный производитель обязан назначить уполномоченного представителя в Украине, к которому могут в любое время обратиться органы государственного контроля и рыночного надзора.

Таким органом государственного рыночного надзора за медицинскими изделиями раз и является Гослекслужба, которую господин Соловьев возглавлял до весны 2015 года.

В-третьих, Бавыкин от имени Ассоциации заявил, что «условия признания результатов оценки соответствия, установленные ст. 45 Закона Украины № 124-VIII «О технических регламентах и оценку соответствия», содержат три пункта, которые должны быть выполнены в равной степени, а не частично или выборочно ».

В декабре 2019 Бавыкин от имени Ассоциации обратился в Минэкономразвития, чтобы повлиять на процесс признания сертификатов Фото: скрин

Однако в письме Минэкономразвития, которое является главным техническим регулятором, находим обратную информацию: законодательство определяет два равнозначных способы признания — либо на основании двустороннего международного договора, либо на основании прямого соглашения между украинским сертификационным органом и его зарубежным аналогом.

Согласно закону, в ряде случаев аудитор украинского органа оценки может не выезжать на завод, производственная площадка которого уже сертифицировали по строгими европейскими стандартами. Это изрядно экономит время и деньги бизнеса, и в результате делает продукцию более дешевой и доступной для потребителей.

И, наконец, вишенка на торте с лжи: председатель Ассоциации ссылается в своем письме не только на соглашение утратившим силу, но и на недостающую в ней статью номер 195, тогда как документ содержит только 109 статей.

В течение многих лет Алексей Соловьев возглавлял Гослекслужбу Украины, где совместно с бессменной первой заместителем Инной Демченко принимал участие в незаконных схемах обогащения за счет обращения лекарственных средств. Как сообщали в 2014 году СМИ, как Соловьев, так и Демченко подлежали люстрации и отстранению от государственных должностей сроком на 10 лет.

Алексей Соловьев и Инна Демченко Фото: «Аптека»

Заметим, что кроме контроля качества и лицензирования лекарственных средств, тогдашняя Гослекслужба централизованно занималась регистрацией медицинских изделий. По информации издания «Украина Криминальная» госпожа Демченко еще в далеком 2004-м лично контролировала процесс регистрации и не «открывала шлагбаум» без определенных выплат.

После принятия Украины в 2013 году технических регламентов относительно медицинских изделий и тенденции перехода к проевропейской модели сертификации, Соловьев и его заместитель получили необходимые разрешения на свои компании ООО «УкрМедСерт» и ООО «УЦМСП» и планировали поделить между собой рынок сертификации медицинских изделий. Говорят, что в 2018 году даже успели слить одного из своих, ГП «ДМЦС» МЗ Украины, много лет выполнял экспертные работы по регистрации медицинских изделий при Гослекслужбе.

Поэтому отсутствие договоров, на которую ссылается Соловьев, может объясняться двумя причинами. По одной из версий, европейские органы просто не захотели подписывать соглашение с украинскими фирмами, за которыми стоят местные чиновники-коррупционеры.

Вторая гипотеза предполагает, что именно пара Соловьев-Демченко ни захотели уменьшить своего аппетита и затормозили процесс, который мог бы облегчить жизнь иностранным производителям и украинскому импортерам медицинских изделий и сделать медицинские продукты дешевле.

Но несмотря на то, что процедура признания утверждена законодательством, перелеты и выезды на производство с начала года физически невозможны, а украинское правительство снял все законодательные барьеры для импорта медицинских изделий против COVID-19, приход к власти господина Соловьева начал разрушать возможности для беспроблемного сотрудничества с европейцами в медицинской сфере.

Мы попытались разобраться, для кого именно чиновник из Совета нацбезопасности расчищает путь, и чью продукцию предлагает украинском на замену препаратам ведущих мировых производителей.

В руки нам попал сертификат, выданный три месяца назад подконтрольным Соловьеву ООО «УкрМедСерт» на диагностические реагенты наиболее высокого класса потенциального риска (Гепатит В и С, ВИЧ, токсоплазмоз и т.д.) для ПЦР-диагностики, производства ФБУН Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора — из страны -агресора.

Сертификат UA.MD.294-20 о соответствии требованиям Фото: скрин

Этот документ можно найти по номеру UA.MD.294-20 по ссылке «Проверить сертификат» на сайте ООО «УкрМедСерт», и на вебсайте российской компании-экспортера.

Производитель, что скрывается за аббревиатурой ФБУН «ЦНИИ эпидемиологии», является «дочкой» того же Роспотребнадзора, которым Кремль умело оперирует в ходе торговых войн против украинских производителей мяса, молочной продукции, соли и многих других товаров.

Именно санкции Роспотребнадзора в большинстве случаев является сигналом ухудшения отношений РФ с той или иной страной. В частности, запрет Роспотребнадзора на грузинское вино в 2008 году предшествовала конфликта в Южной Осетии, а табу на шоколадные конфеты из Украины в 2013 году стало предвестником войны в Донбассе. Когда Молдова начала переговоры о вступлении в ЕС в 2013 году, Роспотребнадзор наложил вето на молдавский алкоголь, а вступление Черногории в НАТО в 2017-м символизировала запрет на черногорское вино.

По мнению международных наблюдателей, «санитарные соображения», которыми Россия мотивировала свои санкции, в каждом из этих случаев были только надуманным поводом для политического давления на оппонентов.

Заметим, что одной из важнейших функций СНБО Украины является именно подготовка и представление Президенту санкционных списков. Более того, эта работа является непосредственной обязанностью заместителя секретаря Совета. Однако господин Соловьев вместо этого почему-то пытается лично контролировать рынок медицинских изделий и заменить продукцию из ЕС и США на российские аналоги. При этом тесно сотрудничая со структурой, которая много лет служит Москве инструментом для дискредитации Украины в глазах мирового сообщества, а также дает инфоповоды для антиукраинской пропаганды в российских и пророссийских СМИ.

Руководительница Роспотребнадзора Анна Попова на встрече с Владимиром Путиным Фото: Кремль

Если это не монополизация украинского медицинского рынка и сдача национальных интересов агрессору, то что тогда?

Последствия такой политики могут оказаться трагическими как для рядовых украинский, чья жизнь и здоровье зависит от качества и доступности импортируемых медицинских изделий, так и для нацбезопасности страны в целом. А команда Зеленского через нелепые кадровые назначения рискует потерять доверие международного сообщества и собственных граждан и с треском проиграть уже следующие выборы, если вовремя не избавится сомнительных «назначенцев».